three summer sunsets

three summer sunsets

evening summer skies seen from the second floor, from my room at the lake house. shining, tender, joining.. here.

закатное небо вдалеке, за лозами и берёзами, над озером. каждый день не получалось рисовать, но когда закат заставал в комнате, то садилась на пару минут и оставляла такую память о лете на бумаге.

tussilago farfara

tussilago derives from the latin word tussis (cough) and ago (from verb agere) is something about dislodging, suppressing, acting on it. leaves appear after the flowers are gone.. and all my life until recently the flowers of coltsfeet and leaves of coltsfeet were separate plants. what a shame!

enjoying watercoloring on the back of every packaging with absorbent surface. this was a box of manufaktura children soap we brought from prague many years ago. it seems like a zero waste deal here! i am truly enchanted by the burgundy red scales on the soft stems. especially, when the flowers are in their ‘tassel’ stage.

прочитала про мать-и-мачеху в своих книгах. в ‘дарах природы’ 1984 года рассказывают про микстуры и настойки для ухода за волосами. листья мать-и-мачехи смешивают с крапивными в равных пропорциях, отваривают и втирают в кожу головы. это как берёзовая вода, которую папа делает мне летом. вспомнила про нежность такую.

листья прикладывают к ранам (зелёной стороной) как подорожник. так можно вылечить и липому. чудо! а цветы, говорят, имеют анисовый привкус, если немного добавить в салат, то получится как анисовая драже конфета по старинным рецептам, когда в медный барабан бросали анисовые зёрна и на них постепенно ‘росли’ сахарные слои.

 

purple and blue pansies

marsh violet i met in the forest last year. usually when i come to the lake house, i see only dog violets and this time, two weeks earlier, i caught her in bloom, too. looking like a johnny-jump-up, with her head lifted so high, the upper petal is invisible. i drew the darkest one. there were few poetic compositions, like this one. dramatic tear on the épée!

по-детски надетые на нитку цветы для браслета. нитки советские, как и для болотных незабудок. японский бисер и фиалки из люцита, немецкие, восьмидесятых годов. по краям цвет растворяется и просвечивает нитка. долгое время не получалось принять этот материал, но потом поняла, что его можно красиво шлифовать, убирать острые неровности и формировать лепестки. и вот они становятся душевные какие-то и разные.