руководство къ рисованiю акварелью или водяными красками безъ помощи учителя

руководство къ рисованiю акварелью или водяными красками безъ помощи учителя

автор настоящего ‘руководства’ скрыл свое имя под инициалами ‘а.м.’. сегодня мы знаем, что это александр маслов. в середине XIX века он являлся одним из блестящих знатоков техники акварели. небольшая книжка явилась практически первым для той эпохи русским пособием по способам работы в приемах живописи водяными красками. с ее помощью обрели первичные навыки акварелистов несколько поколений отечественной молодежи. особенно ценным издание оказалась для провинции, где знающих педагогов по искусству было очень мало…

из родного предисловия:

при составленiи руководства рисованья акварелью я имѣлъ единственною цѣлью пополнить общiй недостатокъ, встрѣчаемый по сему предмету, и быть полезнымъ какъ молодымъ любителямъ и любительницамъ, неимѣющимъ возможности пользоваться совѣтами хорошаго учителя, такъ равно и тѣмъ, которые изъ ложнаго стыда не хотять учиться у другихъ, потому только что уже сдѣлали нѣкоторые успѣхи.

число любителей рисованья вообще весьма значительно; но теоретических, упрощенныхъ правилъ, объясняющих различные прiемы, снаровку, смѣшенiе красок, и могущихъ быть приспособленными къ практикѣ – весьма мало. не придавая руководству моему особой важности, я буду считать себя совершенно счастливымъ, ежели оно послужить не болеѣ какъ вспомогательнымъ средствомъ къ скорѣйшему достиженiю положительныхъ успѣховъ въ рисованiи акварелью, и облегчить трудъ такихъ любителей, которые стараются достигнуть желаемой цели безъ помощи учителя.

далее идут разделы о линейной и воздушной перспективах, о постепенности светотени (clair-obscur), гармонии цветов, рефлексии и эффекте, о рисовании акварелью, и в особенности о том, что необходимо для рисующего прежде, чем он возьмется за кисть. такие формулировки! во второй главе рассказывается о выборе бумаги, способе смягчивания (именно так!) и наклеивания ее, о досках, карандашах, о гуммиластике, о выборе кистей и прочих материалов, необходимых для акварели. прямо перед третьей главой есть пару строк про палитру на фарфоровых блюдечках.

далее идут первоначальные цвета и объяснение таблиц, на которых означены 108 главных цветов и название красок, входящих в их состав.

четвертая, пятая, шестая главы посвящены рисованию цветов, плодов, портретов и ландшафта. листья розана, простая роза, медвежье ушко красное, медвежье ушко голубое, персики, абрикосы, вишни, белая смородина.. рисование в примерах.

с книгой этой буду расставаться, хотя она такая нежная. вместе с ней я купила тогда акварельную бумагу arches, она была узкого горизонтального формата и пролежала в ожидании семь лет. и только этой весной, перестав бояться, нарисовала прогулку с бабушкой…

уроки французского, 1973/1978

фильм евгения ташкова, снятый по одноименному рассказу валентина распутина.

и я очень рада, что именно сегодня, пятого октября, в день учителя, посмотрела его.

‘странно: почему мы так же, как и перед родителями, всякий раз чувствуем свою вину перед учителями? и не за то вовсе, что было в школе, – нет, а за то, что сталось с нами после.’

и ещё. сквозь весь фильм идут две линии, как колея дороги. вид из окна в родной деревне и володин мешок с едой.

игры…

‘я пошел в пятый класс в сорок восьмом году. правильней сказать, поехал: у нас в деревне была только начальная школа, поэтому, чтобы учиться дальше, мне пришлось снаряжаться из дому за пятьдесят километров в райцентр. за неделю раньше туда съездила мать, уговорилась со своей знакомой, что я буду квартировать у нее, а в последний день августа дядя ваня, шофер единственной в колхозе полуторки, выгрузил меня на улице подкаменной, где мне предстояло жить, помог занести в дом узел с постелью, ободряюще похлопал на прощанье по плечу и укатил. так, в одиннадцать лет, началась моя самостоятельная жизнь.’

лидия михайловна.. анастасия прокопьевна.

письмо из дома с деньгами на молоко и чеснок в стеклянной банке.

чувство честности и справедливости. к маленьким и большим!

посылка с макаронами и гематогеном от учительницы.

первая улыбка. играют в пристенок!

‘вот это да! учительница, называется! я своими собственными глазами на расстоянии двадцати сантиметров видел, что она трогала монету, а она уверяет меня, что не трогала, да еще и смеется надо мной. за слепого, что ли, она меня принимает? за маленького? французский язык преподает, называется. я тут же напрочь забыл, что всего вчера лидия михайловна пыталась подыграть мне, и следил только за тем, чтобы она меня не обманула. ну и ну! лидия михайловна, называется.’

‘и больше я ее никогда не видел. среди зимы, уже после январских каникул, мне пришла на школу по почте посылка. когда я открыл ее, достав опять топор из-под лестницы, — аккуратными, плотными рядами в ней лежали трубочки макарон. а внизу в толстой ватной обертке я нашел три красных яблока. раньше я видел яблоки только на картинках, но догадался, что это они.’

 

forest raspberries

accurately like real ones, ripe and juicy, and completely different from each other. it’s not even fair to call them ‘beads’. rare japanese ones, look very similar to the opaque czechoslovakian berry beads from the 1930-40’s, the latter of which were more braided than berry-ed. just look at them!

the first raspberry necklace will be here.

малиновая миниатюра. мы только зашли в лес и на краю дороги стоял молодой куст малины в одну ветку, всего с одной ягодой и уже с двумя оттенками зелёного, пепельно-изумрудного в листьях постарше и молодого травяного зелёного – в молодых. думала, что на закладках будет красиво смотреться. давно не было закладок.